Эвклид Кюрдзидис давно мечтал сыграть Креонта
25 февраля 2014г.

22 и 23 февраля в «Театре Луны» состоялась премьера нового спектакля по трагедии Софокла «Антигона» в постановке Александра Смольякова. «Антигона» – совместный проект Греческого культурного центра в Москве и «Театра Луны».

 

Эвклид КюрдзидисНакануне мы встретились с исполнителем одной из ключевых ролей – Царя Креонта – заслуженным артистом России Эвклидом Кюрдзидисом.

- Эвклид, что вы можете сказать по поводу нового спектакля. Почему он появился именно здесь и сейчас?

- Лишь на первый взгляд может показаться, что он появился вдруг и сейчас. Но если приоткрыть завесу, этот проект зарождался лет пять или семь. Я имею в виду Теодору Янници – актрису, которая играет Антигону. Она же, кстати, является директором греческого культурного центра. У нее была давняя мечта поставить этот спектакль. А у меня история еще более долгая: я уже лет десять мечтал сыграть роль Креонта и прикоснуться к древнегреческой трагедии. И вот все эти звезды, к счастью, совпали. И неспроста новая версия родилась в стенах «Театра Луны». Это очень символично. Также радует, что это произошло под эгидой Правительства Москвы и министерств культуры России и Греции. 

- Расскажите, пожалуйста, о создателях спектакля.

- Для него были привлечены лучшие силы. Мне очень нравится режиссер спектакля Александр Смольяков. Поставить древнегреческую трагедию может только человек, хорошо знающий этот сложнейший материал, чувствующий греческую античность. А Александр – театровед. Но ведь не каждый театровед может одновременно являться столь талантливым режиссером. А здесь все удивительным образом совпало.

Великолепную музыку для проекта написал греческий композитор Никос Ксантулис. Ткани для костюмов были специально привезены из Греции. Из них наш художник по костюмам Юлия Киреева создала настоящую красоту. Когда я примерял их в первый раз, то понял, что именно в таких одеяниях ходили боги Древней Греции!

Спектакль будет звучать на трех языках – древнегреческом, греческом и русском, кстати, в превосходном переводе Зелинского, которым я поистине наслаждался.

- Как шла работа над постановкой?

- Репетиции были не просто разучиванием текста и поиском мизансцен. Это было трепетное погружение в материал. А это самое настоящее счастье, которое можно испытать только в репертуарном театре, когда ты неторопливо ищешь, засыпаешь и просыпаешься с мыслями о своем герое, приближаясь к перевоплощению. Сейчас об этом часто забывают, но это русская театральная школа.

- Насколько вам близка роль Царя Креонта?

- Разучивая эту роль, вживаясь в нее, я одновременно ковырялся в самом себе, в своих личных мотивах. Я даже где-то в интернете написал: да, Креонт – это крепкий орешек. И это действительно так. Поэтому когда я пытался через него понять себя, проводя какие-то параллели, то открывались удивительные вещи. Это потрясающая глубина – философская, личностная, социальная.

- Можно ли сказать, что Креонт является центральным персонажем спектакля?

- Безусловно. Он практически не уходит со сцены. В то время, как Антигона, в честь которой назван спектакль, появляется всего три раза и произносит только два монолога. Я, конечно, ни в коем случае не принижаю ее роль. Но тема, связанная с Креонтом, здесь, конечно, центральная. 



- Чем эта античная трагедия актуальна сегодня?

- Эта история написана более пяти тысяч лет тому назад, но она абсолютно не потеряла своей актуальности. Кажется, что здесь все сказано о тяжести положения человека, находящегося у власти, о взаимоотношениях правителей и народа, а также о проблемах отцов и детей. Просто потрясает, что до сих пор практически ничего не изменилось.

И, пожалуй, самая свежая мысль, которую Софокл вложил в пьесу: власть такая коварная по сути своей штука, что она заставляет человека, стоящего наверху, поверить в то, что он избранный, даже бог. Что он имеет право на то, на что другие не имеют. Вот что самое страшное.

Но при этом у Креонта есть один большой плюс по сравнению со многими другими властителями. Это момент покаяния в финале. Он был готов признать свои ошибки, но не успел остановить, ни казнь Антигоны, ни самоубийство сына. И после этого происходит покаяние – по сути своей христианское, хотя христианства тогда еще и в помине не было. 

- На какой возраст рассчитан спектакль?

- Мне часто задают этот вопрос. Я бы привел туда даже пятилетних детей. Спектакль идет всего полтора часа без перерыва, и они не успеют устать. При этом картинка и музыка будут такие красивые, что дети получат настоящее наслаждение, даже если не все поймут в тексте. Возрастные ограничения у нас тоже отсутствуют – никаких эротических сцен в спектакле нет!

Беседовал Андрей Смирнов

Источник: tvoicenter.ru
im